приколы с вебкой онлайн

Смешное сердце не верь слепой надежде песня

смешное сердце не верь слепой надежде песня

Our new desktop experience was built to be your music destination. Listen to official albums & more.
Смешное сердце, не верь слепой надежде! Любовь уходит, а ты стучишь ей вслед. Смешное сердце, звезды догорели, Трава завяла, вся земля в снегу. Смешное сердце! Ну что ты, в самом деле! YouTube

Our new desktop experience was built to be your music destination. Listen to official albums & more.

404 Not Found


Смешное сердце, не верь слепой надежде! Любовь уходит, а ты стучишь ей вслед. Смешное сердце, звезды догорели, Трава завяла, вся земля в снегу.

Текст песни Эмиль Горовец - Смешное Сердце перевод, слова песни, видео, клип

Смешное сердце! Ну что ты, в самом деле!
Смешное сердце, не верь слепой надежде!

YouTube

Любовь уходит, а ты стучишь ей вслед. Смешное сердце, звезды догорели, Трава завяла, вся земля в снегу. Смешное сердце!

Чёрный Лукич - Смешное Сердце

Ну что ты, в самом деле!
— Там есть, например, такие слова: «Смешное сердце, не верь слепой надежде: любовь уходит…» Куда уж грустней — зареветь.

Раритет Пластинки (Виктория Леонтьева) / salon-nebesa.ru


Смешное сердце, не верь слепой надежде! Любовь уходит, а ты стучишь ей вслед.

YouTube

Смешное сердце, звезды догорели Трава завяла, вся земля в снегу. Смешное сердце! Ну что ты, в самом деле!

Смешное сердце Черного Лукича. Бабкины Яйца 44


Потому что -- не укрепился, не окреп дома, не пустил ко-решки. А как раньше время оторвался, так все: начинает его крутить по земле, как лист сухой.


У нас вы сможете окунуться в удобное онлайн чтение электронной книги Киноповести - Позови меня в даль светлую.

Читать онлайн электронную книгу Киноповести - Позови меня в даль светлую... бесплатно и без регистрации! - salon-nebesa.ru


Александр Александрович Дольский родился 7 июня 1938 года в городе Свердловске.
Не март девический сиял моей заре: Ее огни зажглись в суровом ноябре.

Не бледный халкидон – заветный камень мой, Но гиацинт–огонь мне дан в удел земной. Ноябрь, твое чело венчает яркий снег.
У мамы самые добрые и ласковые руки, они всё умеют.

Чёрный Лукич - Смешное сердце ( кавер - версия )

У мамы самое верное и чуткое сердце - в нем никогда не гаснет любовь, оно ни к чему не остается равнодушным. Читать онлайн электронную книгу Киноповести - Позови меня в даль светлую.
Если не работает, попробуйте выключить AdBlock В закладки Прочитано Любимое Пользовательская Пока бросил Убрать Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок В небольшом русском городке, где-то на окраине, где дальше — за пустырем — виден уже и лес и не смешное сердце не верь слепой надежде песня трубы, в аккуратном домике из трех комнат жила женщина.
Звали женщину красиво — Агриппина, Агриппина Игнатьевна Веселова, попросту — Груша.
Было ей тридцать четыре года, и были у нее сын Витька двенадцати лет да брат Николай Игнатьевич, главный бухгалтер пригородного совхоза, да где-то был муж.
С мужем они разошлись три года назад: тот взял в подруги.
Брат Николай приезжал по воскресеньям к сестре и племяннику, старался как-нибудь им помочь, продукты привозил, деньжонок иногда.
И один раз, в воскресенье, приехал он с важным каким-то делом.
Но пока дело это не выкладывал, а, как обычно, они с Витькиной матерью воспитывали Витьку.
А что же дальше-то будет, если ты уже счас.
Ведь матери-то одной трудно с тобой, как ты это не поймешь!.
На днях чего удумал: взял да соседской свинье глаз выбил.
А то бы было дело!
Лобастый Витька сидел тут же за столом, делал вид что усердно читает книгу.
Бери, мол, пример — приглядывайся.
А он его и невзлюбил.
Ты что, живодер, что ли?
Спросил сестру: — Где он счас?
То ж — задачник!
Кто же так задачник читает.
А где выучил, где выучил — ничего не выучил, одна улица на уме.
Хватишься потом, да поздно будет.
Вот он, близко будет, локоть-то, да не укусишь.
Улица от тебя не убежит, а время уйдет, не воротишь.
Ты лучше возьми да уроки хорошенько выучи, чем.
Чем выбил-то, камнем, что ли?
На вопрос только неопределенно поморщился и пожал плечами.
Дядя помолчал и спросил совсем другим https://salon-nebesa.ru/smeshnie-pesnya/smeshnaya-pesnya-pro-sergeya.html — мирно, несколько удивленно: — Так что, здесь тоже свиней держут?
Мужик-то в доме, так и держут.
Зато всю зиму без горюшка — с мясом.
Мужик-то есть, чего не держать?
Витька незаметно с облегчением вздохнул и ушел в другую комнату.
И посмотрел на часы.
Надо же хоть маленько прибраться, что ли?.
Груша вскочила было, но, оглянувшись, села опять.
Что хоть за человек-то?
Ты откуда его знаешь-то?
А тут встретил его — я в банк приехал, и он туда же пришел.
Ну как, мол, живешь?.
Одинокий он счас — разошлись тоже, двое детей было.
Так это, что же мне, шило на мыло менять?
Пил, счас не пьет — лечился, что ли, или так бросил, не спрашивал.
Но твердо знаю, что счас не пьет.
Я рассказал про тебя: вот, есть, мол, сестра — одинокая тоже, парнишка в пятом классе.
Посмотри, может, что и выйдет у вас.
Чего же одна будешь с этих лет.
Через приоткрытую дверь в горницу Витька слышал весь разговор.
Но тогда хоть молодая была — простительно, а теперь-то — это уж узнать больше будет несусветная.
Да и он, думаю, тоже не кинется сломя голову.
Алименты только с него здоровые дерут.
И я-то ведь не девка.
Был бы человек хороший.
Особо не суетись — тоже не в поле обсевок.
А семья-то его где, здесь живет?
Николай не успел ответить.
В дверь снаружи постучали.
Помолчали и вместе сказали: — Да!
Вошел носатый, серьезный, преуспевающий на вид человек лет этак сорока трех — сорока пяти.
В добром, сталистого цвета плаще, при шляпе и при большом желтом смешное сердце не верь слепой надежде песня />Маленькими глазами сразу с любопытством воткнулся на этой странице женщину.
Но смотрел ровно столько, сколько позволило первое приличие.
Николай поднялся ему навстречу.
Груша — знакомьтесь,— представил Николай.
Груша, по-молодому еще стройная, ладная, тоже поднялась, подала руку.
Хорошо, я под Миколу-Угодника угодил, а то был бы тоже какой-нибудь.
Она была еще хороша, Груша.
Особенно заметно стало это, когда она суетилась и на тугие скулки ее набежал румянец и глаза, широко расставленные, простодушно, искренне засмеялись.
Владимир Николаевич опять ненароком прицелился к ней мелким, острым взглядом.
Витька стоял и смотрел на носатого дядю Володю.
И поискал в карманах у себя.
Витька не смог сдержать снисходительную ухмылку.
Матери стало неловко, что сын у нее такой неблагодарный.
И засмеялась, и опять доверчиво и ясно засмеялись ее глаза.
А что тебе, пушку, что ли, надо?!
Владимир Николаевич прихватил портфель и прошел с ним к столу.
Присел, портфель поставил возле ног.
Ну, иди, иди, а то там дружки твои заждались.
Витька вопросительно глянул на мать.
Дружков у Витьки было несколько.
Но самый задушевный, самый верный и умный, кому Витька подражал во всем почти, был Юрка, девятиклассник, квартирант старика Наума Евстигнеича, что жил по той же улице, через три дома.
У Юрки нелегкое положение.
Отца у него нет, погиб на лесоповале, одна мать, а у матери кроме Юрки еще трое на руках — мал мала меньше.
Мать живет в небольшой деревне, в сорока километрах отсюда, там вот нет десятилетки.
Мать бьется из последних сил: хочет, чтоб Юрка окончил десятилетку.
Юрка и сам хочет окончить школу.
Больше того, он мечтает потом поступить в институт.
Единственный, перед кем Витьке совестно, что он плохо учится,— перед Юркой.
Огромный старик Наум Евстигнеич хворал с похмелья.
Лежал на печке, стонал.
Раз в месяц — с пенсии — старик аккуратно напивался.
И после этого дня по два лежал в лежку.
Шибко уж много вы нынче знаете!
Юрка ниже нагнулся к книге.
У него свои дети все выучились и разъехались по белому свету; старик остался один и винит в этом только учение.
Должен же я хоть раз в месяц отметиться.
Это тогда считалось, что человек должен обязательно пить.
Тебе всего-то от горшка два вершка, а сидит рассуждает.
Юрка скосоротился и безнадежно махнул рукой.
Витька подсел к нему.
А чего человек с похмелья хворает, это вы знаете, товарищи ученые?
Старик никак не реагирует apologise, смешная песня про марину thank это предложение.
узнать больше здесь заговорщически наклонился близко к другу и сказал тихо: — Денег жалко.
Юрка согласно кивнул головой: знаю, мол.
Он прямо не говорит.
Ой, ну и пистолет!
И моих где-то черт носит.
Старик приподнялся на локте.
Десять плюс шесть в медицинском институте.
Витька, дай ему там подзатыльник, хвастунишке.
Зарплатой они не интересуются!.
Только старикам шиш высылают.
Не про вашу честь.
Иди вон на шофера выучись да работай.
Они вон по сколь зашибают.
Да ищо приворовывают: где лесишко кому подкинет, где угля — деньги.
И матери бы помог.
У ей ведь трое на руках.
Кажилится на тебя, кажилится, а читать полностью потом — хвост трубой и завьесся в большой город.
Я чужой человек, плотишь мне пять рублей — живи на здоровье.
Мне матерю твою жалко.
Легко, думаешь, ей одной с вами?.
Дома родного не знаешь.
Жили раньше без всякого ученья — ничо, бог миловал: без хлебушка не сидели.
На телеге-то я если поехал, то хоть знаю: худо-бедно — доеду.
А ты навернесся с этого своего ираплана — костей не соберут.
Куда наши космонавты лётают.
Ну и что, что летают?
Я, видишь, не спрашиваю, зачем ты, паршивец, ко мне в сад лазишь — знаю потому что, смешные песни караоке в космос — не знаю, доложи, сделай милость.
Витька великодушно пропустил мимо ушей замечание про сад.
Придет время, люди совсем сядут на Луну.
А еще speaking, смешные песни про шаурму delirium время — долетят до Венеры, так?
А на Венере, может, тоже люди живут.
Разве ж не интересно глянуть на их?
Витька оглянулся на Юрку.
Тогда мы у них будем учиться.
А потом, когда техника разовьется, дальше полетим.
Он встал и начал ходить по избе.
А их, может, много!
И мы будем летать друг к другу.
Вот тогда будет жизнь!
Захотел ты, допустим, своих сыновей повидать прямо с печи — пожалуйста: включил видеоприемник, настроился на определенную волну — они здесь, разговаривай.
А медицина будет такая, что люди будут до ста — ста двадцати лет жить.
Уже сейчас эта проблема решается.
Сто двадцать лет — это нормальный срок.
Мы только не располагаем данными.
Но мы их возьмем у соседей по Галактике.
Открыли бы лучше какое-нибудь средство от похмелья.
А то башка, как.
Юрка опять решительно сел за учебник.
» — опять https://salon-nebesa.ru/smeshnie-pesnya/video-s-smeshnimi-pesnyami.html старик.
Ты вот — шешнадцать-то лет будешь учиться, а начнет человек помирать, что ты сделаешь?
Юрка не намерен больше болтать.
Ты хоть одну прочитал?
У меня на квартире жил один.
У нас в двадцать.
С ней научились бороться.
Если бы тебя раньше укусила бешеная собака, что бы источник тобой было?
А сейчас — сорок уколов, и все.
Сейчас — пожалуйста: полгода — и человек как огурчик!
А кто это все придумал?
Хоть бы уж помалкивали, если не знаете.
Старика раззадорил тоже этот Юркин наскок.
Собака — это ладно.
Где они были, доктора-то, раньше?
А бабка, бывало, пошепчет — и как рукой снимет.
А ведь она институтов ваших не кончала.
Я до этого укол сделаю и пусть кусает, сколько влезет — я только улыбнусь.
А знаешь ты, что когда академик Павлов помирал, то он созвал студентов и стал им диктовать, как он помирает.
Витька тоже не слышал про это.
«Вот,— говорит,— сейчас у меня холодеют ноги — пишите».
Он говорит: «Руки отнялись».
Потом сердце стало останавливаться, он говорит: «Пишите».
Они плакали и писали.
На старика тоже рассказ произвел сильное действие.
И до последней минуты все рассказывал, потому что это надо было для науки.
А вы с этими вашими бабками еще бы.
» Какие-то кулацкие уклоны.
Вот так было раньше?
Немного все послушали ее.
Ее же нет здесь, а поет.
По проводам — это у нас здесь.
А она, может, где-нибудь в Москве или в Ленинграде поет — что, туда провода протянуты?
Я в прошлом годе ездил к Ваньке, видел: вдоль железной дороги провода висят.
Мне надо уроки учить.
Долго в избе было тихо.
Витьку этот вопрос застал врасплох.
На судью,— посоветовал старик.
узнать больше здесь вон, вон судья идет!
Это уже тюрьмой пахнет.
Юрка подал старику книгу и показал Павлова.
Витьке тоже показал редкостного ученого.
Вам ба по тогдашнему делу — только комиссарами быть.
Они тогда молодые были.
Юрка сел опять за учебники, а Витька стал листать книжку с портретами ученых.
И полез с печки.
Надел смешное сердце не верь слепой надежде песня, взял нож и вышел в сени.
Витька уставился на друга, точно до него только сейчас дошел истинный смысл прихода дяди Володи в их дом.
Не родным, конечно, но жить-то у вас будет.
Нес в руке добрый кус сала.
А то, пока дойдете до своих хирургов-то,— загнетесь.
У меня есть — мне Витька принес.
У Витьки у самого.
Ешьте, это доброе сало, не базарное.
Тоже все на базар норовят: как попало посолил, лишь бы вид сохранить.
Как ляжешь, так опять подступает.
Ребятишки достали хлеб и принялись за сало.
Я папку-то хорошо помню.
Я точно не знаю.
Завтра спрошу в школе.
Никого если б не было манат сегодня, немного надиктуешь.
Мать Витькина громко засмеялась.
И дядя Николай тоже слегка заалел.
Всем было хорошо, все слегка поразмякли.
Эх, Витьки нет, он бы нам счас на баяне подобрал какую-нибудь.
Ты у нас песельница.
И вдруг Владимир Николаич, прикрыв маленькие петушиные глаза, зачастил не шутя, козлом: — «Небо, небо, небо, небо-о»!.
Хотел-то он всерьез, но так это вышло смешно и нелепо, что Николай и Груша засмеялись.
Тогда засмеялся и Владимир Николаич — будто он хотел пошутить.
Про любовь, про колечко.
Груша, справившись со смущением, вскинула голову, как-то простецки-смело глянула на «суженого», усмешливо улыбнулась и негромко, красиво запела: «Что стоишь, качаясь, Тонкая рябина-а?
Головой-ой склоняясь До самого тына-а.
» Брат Николай неожиданно хорошо, в лад поддержал: «.
Голово-ой склоняясь До самого-о тына-а».
Они, видно, певали раньше — славно у них вышло.
» — смешное сердце не верь слепой надежде песня дальше Груша: «За-а рекой-ой широкой Та-ак же о-одиноко Ду-уб стоит высокий».
Владимир Николаич заблеял было: «Та-ак же одиноко-о.
» Но — смолк.
Брат с сестрой пели: «Как бы мне, рябине, К ду-убу перебраться, Я б тогда-а не стала-а Гнуться и качаться-а!.
Ох, я б тогда-а не стала-а.
» Тут вошел Витька.
Мать что-то опять смутилась, вскочила из-за стола, улыбаясь, и какой-то нажмите чтобы перейти тон появился.
Он и так едва концы с концами сводит, а он объедает ходит.
И посмотрел на дядю Володю не очень любезно.
Говорят: уроки не выучил.
Матери неловко стало за столь открытую нелюбезность сына.
Витька ушел в горницу.
А то темно станет.
Включу счас телевизор, постановку какую-нибудь посмотрю.
Витька у себя в горнице похоже передразнил посмотреть больше Володю.
А то темно станет, хулиганов полно на улицах.
Не забывайте,— слышалось из большой комнаты.
И стал дядя Володя являться.
По субботам и воскресеньям.
Раз явился: — Здравствуйте.
Немного все же похолодало.
Два явился: — Здравствуйте.
Но все равно скоро — конец.
Лист только до первого ветра: слетит.
Три явился: — Слетел.
Один раз мать с Витькой откровенно поговорили.
Как тебе дядя Володя-то?
Витька хотел увильнуть от ответа.
Пожал плечами, как он делал, когда не хотел говорить прямо.
Витька опять пожал плечами.
Мать кивнула головой, подумала.
И вдруг засмеялась милым своим, ясным смехом.
На семерых рос, одному достался.
Витька моментально осмелел, затараторил: — Да он этим своим носом всю мебель нам посшибает!
Это же не нос, а форштевень!
Витька-дружок: нам не до жиру — быть бы живу.
Немолодая уж я, сынок,— выбирать-то.
А стала говорить совсем другое — может, себя убеждала: — Да он неплохой — так-то.
Так-то пьет — это не страшно.
Не витязь, конечно, но.
Малой еще — так разговаривать.
Подрасти сперва, потом уж рассуждай.
И опять пришел дядя Володя.
Витька увидел его раньше смешное сердце не верь слепой надежде песня окно.
Витька отошел от окна.
Генерал, что ли, идет?
Вот, какую-то недавно учил.
Мы его еще не одолели.
Не так чтобы очень грустная, но за душу возьмет.
Мать сняла со шкафа тяжелый баян, поставила Витьке на колени.
» Куда уж грустней — зареветь можно.
Витька заиграл «Смешное сердце».
Вошел дядя Володя, аккуратненько отряхнул шляпу у порога и тогда только сказал: — Здравствуйте.
Витька перестал было играть, чтоб поздороваться, но увидел, что дядя Володя не смотрит на него, отвернулся и продолжал играть.
Пора уж ему и сеять.
Дядя Володя говорил как-то очень аккуратно, состоятельно, точно кубики складывал.
Положит кубик, посмотрит — переставит.
За время, пока он сюда ходил, он осмелел, вошел во вкус единоличного говорения — когда слушают.
Через три дня — октябрь месяц.
Отдельные листочки еще адрес, но.
Дядя Володя прошел к столу, вынул из портфеля бутылку шампанского.
Это была несусветная ложь; Витька даже приостановился играть, изумленно глянул на мать.
Вообще Витьку удивляло, что мать, обычно такая живая, острая на язык, с дядей Володей во всем тихо соглашалась.
Вот пойдешь в армию — все будут строевой шаг отрабатывать, а ты — в Красном уголке на баяне тренироваться.
Дядя Володя снисходительно посмеялся.
Посмотрел на мать, показал глазами на Витьку.
Витька тоже посмотрел на дядю Володю.
И ничего не сказал.
Продолжал играть «Смешное сердце».
На квартире здесь живет.
Витя, ты если сел играть, играй.
Ну, и учиться, конечно, надо само собой.
Витька поддал на баяне.
В ушах, правда, звенит.
Тебе ведь надо-то, не мне».
В одно ухо влетело, в другое вылетело.
Нас-то много они слушают!
А тут рости как знаешь.
Уроки приготовил — поиграл на баяне.
На баяне поиграл — пошел погулял.
Витька играл «Смешное сердце».
Дядя Володя открыл бутылочку шампанского.
И поморгал маленькими глазами.
Мать с укоризной поглядела на него.
» — Говорить мало.
Дядя Володя кивнул головой, приглашая Грушу опрокинуть фужерчик.
Счастливый человек — сократились.
Взяли себя в руки.
Зайдешь, бывало, will смешные песни пук скачать there парикмахерскую — не бриться, ничего — откроешь рот, он побрызгает, тогда уж идешь.
Хочешь на счетах три положить — кладешь пять.
В голове — дымовая завеса,— обстоятельно рассказывал дядя Володя, полагая, что это и занимательно и поучительно.
И мысли же комичные https://salon-nebesa.ru/smeshnie-pesnya/pesni-iz-smeshnogo-video-pro-homyaka.html в ведомости, допустим, написано: «Такому-то на руки семьдесят пять рублей».
А ты думаешь: «Это ж сколько пол-литр выйдет?!
И ведь начинаешь делить, вот что самое любопытное.
У меня приятель был — тот все по ночам шанец искал.
Он его называл — шанец.
Один раз искал, искал, и показалось же ему, что кто-то позвал с улицы, шагнул с балкона — и все, не вернулся.
Он же не голубь мира.
Когда летел, успел, правда, крикнуть: «Эй, вы что?!
» — Сердешный,— вздохнула мать.
Дядя Володя посмотрел на Витьку.
Давай в продолжить чтение сыграем.
Заполним вакум, как у нас главный говорит.
Тоже бросил пить и не знает, куда деваться.
Не знаю, говорит, чем вакум заполнить.
Витька посмотрел на мать.
Витька с великим удовольствием вылез из-под баяна.
Мать опять взгромоздила баян на шкаф, накрыла салфеткой.
Дядя Володя расставлял на доске фигуры.
Попадешь в какую-нибудь компанию: кто за бутылку, кто разные фигли-мигли с женским полом, а ты — раз за шахматы: «Желаете?
» К тебе сразу другое отношение.
У тебя по литературе как?
Литературу надо назубок знать.
Вот я хожу пешкой и говорю: «Е-два, Е-четыре, как сказал гроссмейстер».
А ты не знаешь, где это написано.
А надо бы знать.
А люди уже понимают: «Этого голой рукой не возьмешь».
У нас в типографии все шутят.
Из-за этого и разошлись, можно сказать.
Не только из-за этого, но большинство из-за этого.
Мне и так смешное сердце не верь слепой надежде песня />Выпил для настроения — и будет.
Раньше не отказался бы.
Нет,— твердо сказал дядя Володя.
Я, по ее мнению, оказываюсь «тоскливый дятел».
Мать и Витька засмеялась.
Но мать тотчас спохватилась.
Пока дядя Володя волновался, Витька опять сделал удачный ход.
Мать незаметно дернула Витьку за штанину — уступи, мол.
Витька протестующе дрыгнул ногой — он вошел в азарт.
А мы — вот так!
У меня сейчас без вычетов на руки выходит сто двадцать.
Площадь — тридцать восемь метров, обстановка.
Сервант недавно купил за девяносто шесть рублей — любо глядеть.
Домой придешь — сердце радуется.
Включишь телевизор, постановку какую-нибудь посмотришь.
Хочу еще софу купить.
Дядя Володя долго смотрел на фигуры, нахмурился, потрогал в задумчивости свой большой, слегка подкрашенный нос.
А мы — так!
Отпускные получу, обязательно возьму.
И шкуру медвежью закажу.
У меня племянник часто в командировку в Сибирь ездит, закажу ему, он привезет.
Из волчьих дохи шьют.
Дождик перестал, за окном прояснилось.
Воздух стал чистый и синий.
Только далеко на горизонте громоздились темные тучи.
Кое-где в домах зажглись огни.
Все трое некоторое время смотрели в окно, слушали глухие звуки улицы.
Просторно и грустно было за окном.
У вас батареи не за.
Хотя у вас страница печное!
Нет, у меня паровое.
Пойду включу телевизор, постановку какую-нибудь посмотрю.
Дядя Володя надел у порога плащ, шляпу, взял портфель.
На вечера будут приглашать.
Через две минуты он шел под окнами по тротуару, осторожно обшагивая отставшие доски,— серьезный, сутуловатый, положительный.
Мать и Витька проводили его взглядами.
Гнать его в три шеи!
Мать все никак не могла понять: — Нет, так чего же тогда ходить?
Нечего и ходить тогда.
Витька о чем-то вдруг задумался.
Дня через два они с Юркой решили одну хитроумную задачу.
Тут же, в избе, у порожка, старик Наум налаживал улей.
Она же не достанет его.
Вот — нога наступила, а вот — рычаг, а вот аж где голова.
И под тротуаром маленько подрыть.
Чего же зря-то говорить?
Эти, другие, все маленько с виду подпортить, а эту нарочно сверху подновить — чтоб он на нее и наступил.
Витька об этом не подумал.
Как ему выходить, я выскочу и незаметно чурбак вытащу.
А до этого чурбачок будет подпирать, чтоб никто не провалился, У нас там ходят-то — в день три человека.
Я это все там сделаю.
И опять было воскресенье.
Опять приходил дядя Володя.
Опять играли с Витькой в шахматы, опять говорили с матерью о сервантах, коврах и.
А теперь дядя Володя стоял у порога и обстоятельно, нудно прощался.
У нас один диссертацию защищает.
Мать не знала, сердиться ей или смеяться.
Мычал, мычал — и никак.
Вот же смешной человек!
В окне показался дядя Володя — серьезный, даже несколько важный.
Вдруг дядя Володя делает руками так, и его по ссылке шляпе хлопает доска.
Они разговаривали с матерью в большой комнате.
А в маленькой горенке сидел грустный Витька и катал по столу бильярдный шар.
Завтра поедет ко мне и поживет пока.
До зимних каникул хотя бы.
Не реви, не хуже делаю, не хуже.
Наоборот, мои ребятишки ему там по школе помогут.
Мать Витькина плакала, вытирала слезы концом платка.
Сердце запеклось, ничего тебе и сказать-то путем не могу.
Двадцать верст — эка!
Ну, приедешь когда, попроведуешь.
До Нового года-то пускай поживет.
Не даст он вам тут дело наладить, не даст.
И зря ты про мужика так думаешь, зря.
А тебе что, красавца кудрявого.
нажмите чтобы прочитать больше него же разговоров больше нету: пить бросил да мебель покупает.
Потом, не знаю, конечно, но ему же тоже, наверно, охота с лучшей стороны себя показать.
Бабам же нынче што — лишь бы не по этому сообщению да деньги зря не мотал.
Вот он и жмет на это.
Его тоже понять надо.
Мой тебе совет: не торопись с выводами.
А Витьку я заберу.
И не переживай: хуже не будет.
Да и не скажет сроду — поймет.
А так — мы смешные пародии на бесплатно счас оторвем от всяких его дружков да от улицы, он волей-неволей за книжки сядет.
Пусть поживет в деревне, пусть.
Давай, собирай его — прямо счас и поедем.
Да и мне надо сегодня же вернуться.
Дядя Коля https://salon-nebesa.ru/smeshnie-pesnya/pesni-smeshnie-strannie.html в горницу.
Дядя Коля подошел к окну, тронул створки — они распахнулись.
Мать кинулась сразу к Юрке.
Юрка и Витька сидели на лавочке, дед лежал на печке, но не хворал, а так — погреться залез.
Быстро вошла встревоженная мать.
Там дядя Коля ждет.
Витька, Юрка и старик молчали.
В гости он https://salon-nebesa.ru/smeshnie-pesnya/smeshnie-pesni-pro-alkogol.html />Но вот раньше понимали: до семнадцати годов нельзя парня из дома трогать.
У нас тада вся деревня на отхожий промысел ходила.
И вот, кто поумней был — отцы-то, те до семнадцати лет сына в город не отпускали.
Как ушел раньше, так все: отстал человек от дома.
Потому что не укрепился, не окреп дома, не пустил корешки.
А как раньше время оторвался, так все: начинает его крутить по земле, как лист сухой.
Он уж и от дома отстал и от крестьянства.
А потому до семнадцати, что надо полюбить первый раз там, где родился и возрос.
Как полюбил на месте — дома, так тебе это и будет — родина.
До самой твоей смерти.
Тосковать по ей будешь.
Он едет-то — двадцать верст отсюда!
Потом, когда шли по улице, мать сказала: — Тебе там хорошо будет, Вить.
Зато дома мать выпряглась.
Витька, а ты-то чего?
Тоже как баба, елки зеленые!
Мужик ты или не мужик?.
Ехали в деревню к дяде в легком коробке, сытая сильная лошадь бежала податливо.
Коробок мягко качался на рессорах.
У нас в классе семь двоечников.
Витька промолчал на это.
Или и девчонки есть?
Мы ее жучим, чтоб она исправлялась.
Себя-то чего не жучите?
А вы-то чем умнее — такие же двоечники, как она.
Она же работать не пойдет.
Ну и кем, например, ты хочешь работать?
Дядя даже сплюнул в огорчении.
Это вас кто-нибудь подговаривает там?
Или вы сами придумали — с работой-то?
А учителя знают про ваш уговор?
По восемь классов мы как-нибудь кончим.
Ты думаешь, шофером — хитрое дело?
Это ведь кому уж деваться некуда, тот в шофера-то идет.
Я возьмусь за тебя.
Да это уж кого приперло: грамотешки нет — ну, в шофера.
А так-то смешное сердце не верь слепой надежде песня бы черт туда затолкал, в шофера-то.
Ну, ничего, я тебя направлю на путь истинный.
Ты у меня пятерочник будешь — на удивление всем.
А ехали лесом, воздух в лесу был зеленый.
То не ве-ете-ер ве-етку кло-онит, Ох, да не дубра-авушка-а шуми-ит: То-о мое, ох, мое сердечко сто-онет, Как, ох, как осе-енни-ий лист дрожжи-ит.
Эх и махнулся бы!
Я б — не то что учиться, я бы черту рога свернул.
Знаю теперь, как их свернуть можно, только.
Но нам, Витька, война дорогу переехала.
Война, будь она проклята.
Не война, так я б теперь высоко-о летал.
А ты учиться не хочешь.
Мама лет с пятнадцати работать пошла.
Чего ты на маму киваешь?
Счас не то время.
Счас ты бо-ольшого дурака сваляешь, если не выучишься.
Приехали в деревню увидеть больше />Распрягли во дворе лошадь, дали ей овса.
Не робей, там все свои.
В большой прихожей избы сидела за столом одна только круглолицая, ясноглазая, чем-то отдаленно напоминающая Витькину мать девушка, учила уроки.
Давай, я тебе помогу.
Была она рослая, красивая и очень какая-то простая и приветливая.
Витьке она очень понравилась.
Глаза у Витьки, правда, девичьи: большие, синие.
Потом уж глаза разглядывай.
А потом сделаешь мне его отличником.
Срок — три месяца.
В городке дела хоть медленно, но подвигались к завершению.
В одно воскресенье Владимир Николаич пригласил Грушу к себе домой.
Шли принаряженные по улицам городка.
Не надо обращать внимания.
https://salon-nebesa.ru/smeshnie-pesnya/pesni-smeshnie-na-svete.html их больше никого не знаю, оглоедов.
Я сейчас опять на почете стал.
Меня в приказах отмечают.
Им же ведь все равно: уровень, не уровень — лезут!.
Я их презираю всех до одного!
Теперь жить да радоваться.
Я бы уж теперь главным был.
Но дело в том, что у нас главным работает старичок.
Он уже на пенсии вообще-то, но еще работает, козел.
Ну, вроде того, что неудобно его трогать.
Но, думаю, что внутреннее решение они уже приняли: как только этот козел уйдет, я занимаю его кабинет.
Пошли через городской парк.
Там на одной из площадок соревновались городошники.
И стояло много зрителей, смотрели.
Владимир Николаич и Груша остановились тоже, посмотрели.
У меня ведь так: я молчу, молчу, потом ка-ак покажу зубы!.
Меня же вот в районе-то все про славика смешные боятся.
Как выезжаю куда с ревизией.
А дело в том, что меня иногда, как сильного бухгалтера, просят из других учреждений съездить обревизовать на местах.
Как приезжаю, так сразу говорят: «Дятел прилетел!
» Страх и уважение нагоняю.
Меня же ничем не купишь.
Сколько уж раз пытались: то барана подсунут, то намекнут, мол, шифоньер по заказу сделаем или книжный шкаф.
А один раз поехал в промартель, тут вот, километров за сорок, ну, сижу в конторе.
Приходят: «Владимир Николаич, мы тут валенки хорошие катаем.
» Что ж, давайте, говорю.
Я заплачу по прейскуранту, все честь по чести.
Через два дня приносят валенки.
Так они что сделали: чтобы угодить мне, взяли да голенища-то несколько раз — вот так вот — изогнули, изогнули.
Раза в три слой получился.
Я помалкиваю насчет голенищ.
Да ничего, мол, не надо.
Кэ-эк я дал счетами по столу, как заорал: цена?!
Полная стоимость по прейскуранту!
И развернуть голенища, как у всех трудящихся!.
Я вам покажу тут!.
Прохожие, некоторые, стали оглядываться на них — Владимир Николаич всерьез кричал.
И вот пришли они домой к Владимиру Николаичу.
Этакая уютненькая квартирка в пятиэтажном кирпичном ковчеге.
Вся напрочь уставленная и увешанная предметами.
И стал вежливо, но несколько поспешно предлагать Груше: снять плащик шуршащий, болонью, сесть в креслице, полистать журнал с картинками с журнального столика на гнутых ножках.
Вообще дома он сделался суетливым и чего-то все подхихикивал и смущался.
И очень много говорил.
Вот так, собственно, и живем.
Я знаю, вы сейчас скажете: не чувствуется в доме женской руки, женского глаза.
Что я на это скажу?
Я скажу: я знаю!
Нет, это еще не называется хорошо.
Мы вместе в очереди-то стояли, а когда разошлись, я сходил да очередь-то переписал на новый адрес — на себя.
Она даже не знает, ждет, наверно.
Сейчас мы еще музыку врубим.
И из той комнаты полилась грустная, человечнейшая мелодия.
Владимир Николаич вышел довольный.
Груша глянула на него.
И что-то в лице ее дрогнуло— не то жалость, не то уважение за слезы, а может,— кто знает?
Груша села за стол.
Только мы не умеем.
У меня что-то сердце волнуется, Груша.
Вот так вот берут, просовывают,— Владимир Николаич показал как,— и выпивают.
Да для чего же так-то?
Давайте уж прямо выпьем!
Все дело в том, что тут образуется кольцо.
Неужели у вас не волнуется сердце?
Зачем говорить-то об этом?
Груша все никак https://salon-nebesa.ru/smeshnie-pesnya/smeshnaya-pesnya-pro-ksyushu.html могла уразуметь, почему надо выпить таким заковыристым образом.
Он и правда волновался.
Но жесты его были какие-то неуверенные, незавершенные.
А то шампанское выдыхается.
После этого переходят на «ты».
Традицию не надо ломать.
Просовывайте сюда вот руку.
Мы ее потом еще разок заведем.
Витьку принялись подгонять в учебе сразу три отличницы: сестра Оля и две ее подружки, Лидок и Валя.
Все девушки рослые и, как показалось Витьке, на редкость скучные.
Особенно Витька невзлюбил Лидок.
Лидок без конца сосала конфеты и поглаживала Витьку по голове.
Витька стряхивал ее руку и огрызался.
Но Оля была непреклонна.
Ты у нас будешь.
А кем же ты хочешь, Витя?
Лидок не знала такой профессии.
Решила, что это что-то связанное с золотом.
Это где-то в Сибири — там холодно.
Витя в свою очередь посмеялся от души.
И не стал объяснять невестам, кто есть золотарь.
Витька умножил скучное число на число еще более скучное, получил скучнейший результат.
Лидок сделала большие глаза и перестала сосать конфетку.
Кто же тут тренируется?
Тренируются на турнике или в футбол.
Умножь от это на это.
Лидок склонилась над ним сзади и следила.
А ты сколько пишешь?
Витька принялся снова вычислять.
Лидок стояла над ним.
Лидок толкнула ладошкой Витьку — носом к тетрадке.
Из горницы вышел дядя, строгий и озабоченный: он нажмите чтобы перейти какой-то отчет, на столе в горнице лежал ворох всяких ведомостей.
Витька не без робости зашел к дяде в горницу.
Я тебе не мать.
Иди извинись перед девками.
Они целые невесты уж, взято отсюда ты.
С ним же занимаются, и он же начинает тут, понимаешь.
Витька вышел из горницы.
Сел на свое место.
Девушки неодобрительно посматривали на него.
Витька взял чистый лист бумаги.
И написал размашисто, во весь лист: «ФИФЫЧКА».
И показал одной Лидок.
Лидок тихонько ахнула, взяла лист и тоже что-то написала.
«ШИРМАЧ ГОРОДСКОЙ» — было написано на листе.
Витька не понял, что это такое.
Взял новый лист и написал: «СПЯЩАЯ КРАСАВИЦА».
Лидок фыркнула, взяла лист и быстро написала: «ТЫ ЕЩЕ НЕ ДОРОС».
Витька долго думал, потом написал в ответ: «СВЕЖАСРУБЛЕННОЕ ДЕРЕВО ДУБ».
Лидок быстро нагнулась и выхватила лист у Витьки.
И пошла было с ним в горницу.
Какой-то родственник Владимира Николаича защитил диссертацию.
По этому случаю давался банкет в ресторане.
Приглашены были и Владимир Николаич с Грушей.
Опять шли улицей городка.
Опять было воскресенье; где-то из громкоговорителя рвалась железная музыка.
И были нарядны пуще прежнего.
Груша прошла несколько шагов и оглянулась.
Мы однажды приехали с ним в командировку, он говорит: «У меня тут приятель в доме отдыха, пойдем к нему».
Ну, пошли к приятелю.
И вот этот, который сейчас прошел-то, Струков его фамилия, берет гитару и начинает петь «Не шей ты мне, матушка».
Потом идет в прыгательный бассейн.
А там какие-то соревнования по прыжкам были.
Он идет с гитарой на самую вышку и прыгает солдатиком — и поет.
Потом вынырнул, вылил из гитары воду и все равно продолжал играть и петь.
жмите сюда, конечно, сообщили на работу.
Приходил ко мне: «Напиши, как свидетель, что я случайно сорвался».
Что я, дурак, что ли?
Он случайно зашел на вышку, случайно прыгнул, случайно плавал в бассейне и орал.
Не стал я ничего писать.
Не знаю, не встречал его после.
Таких спортсменов долго не держат.
Это так называемые духари: геройство свое надо показать.
Я, если напивался, сразу под стол лез.
Я очень спокойный по натуре.
В ресторане для банкета был отведен длинный стол у стены.
Приглашенные некоторые уже сидели за столом.
Строго поглядывали на другие столики, где ужинали, выпивали, курили, разговаривали.
Играла музыка, низенький, толстый человек пел итальянскую песню.
В поведении можно быть немного небрежнее.
Вон та, в голубом платье.
Груша следовала за ним.
На нее https://salon-nebesa.ru/smeshnie-pesnya/smeshnoy-tanets-pod-pesnyu.html вопросительно, строговато.
Женщина в голубом платье посмотрела даже подозрительно.
Наконец они сели на отведенное им место.
Получилось — напротив женщины в голубом, а по бокам пожилые и не очень пожилые, серьезные люди, явно не завсегдатаи ресторанные, больше того, кажется, презирающие всех, кто в тот вечер оказался в ресторане.
Смотрели в зал, переговаривались.
Не одобряли они все это — весь этот шум, гам, бестолковые разговоры.
Вы посмотрите, как хохочет!
У них сейчас это рано.
Я имею в виду Чехова,— пояснил Владимир Николаич.
И повернулся к Груше: — У него руководитель — какой-то известный профессор.
Но говорил он негромко.
Ты тоже пошути https://salon-nebesa.ru/smeshnie-pesnya/peredelannie-pesni-smeshnie-cheburashki.html кем-нибудь.
Груша, изумленная таким требованием, посмотрела на своего жениха.
И ничего не сказала.
Подходили еще родственники и знакомые диссертанта, здоровались, садились и включались в разговор.
Ближайшие, кто расслышал, засмеялись.
Черт знает, что за мода!
Шаляпин свечи нажмите чтобы перейти своим басом,— сказал пожилой, крепкий.
Сказал так, как если бы он лично знавал Шаляпина и видел, как тот гасил своим басом свечи.
К столу пробирался мимо танцующих мужчина лет сорока, гладко бритый, в черном костюме.
И с ним пожилой, добрый, несколько усталый, очевидно профессор.
Встали, захлопали в ладоши.
Женщина в голубом окинула презрительным взглядом танцующих бездельников.
А сам на трояк, наверно, с грехом пополам натянул.
Это всем очень понравилось.
Они соленые или в маринаде?
У меня сразу изжога будет.
Что там за pity, смешные поварята песня can />Сергей уже отметил: «Танцуют ничего».
Владимир Николаич потыкал вилкой в огурчики, в салат.
Потянулся поговорить с Кузьмой Егорычем.
Но его как-то не замечали.
Поднялся курносый в очках.
За дам уже выпили.
Но все-таки мы собрались здесь сегодня не из-за дам.
И позвольте мне тут сегодня скаламбурить: слава нашему Славе!
Посмеялись, но не дружно.
Но тут же вскочил.
Товарищи, и позвольте также приветствовать и поздравить, так сказать, руководителя, который направлял, так сказать, и всячески помогал и являлся организатором руководимой идеи!
За вас, товарищ профессор.
Но больше налегали на разговоры.
Кузьма Егорыч и человек с золотыми зубами наладили через стол разговор с укорами.
А так как гремела музыка, страница и они тоже говорили очень громко.
Тебя же никогда на месте нет.
Но Кузьма Егорыч уже отвернулся.
В командировках, что ли?
Но говорить ему не хотелось, он больше посматривал на танцующих.
Но женщина в голубом постучала вилкой по графину и сказала всем: — Товарищи, нажмите чтобы приведу ссылку больше предложим им нормальный, хороший вальс.
Мы же в своей стране, верно же.
Давайте попросим сыграть вальс.
Не наше дело: пусть с ума сходят.
Разве в этом смысл танца?
Если вы находите, что, допустим, вот этот виноград.
В чем же еще?
У тебя Хламов был?
Владимир Николаич вместо ответа постучал вилкой по графину.
Помолчал и сказал негромко: — Ох, какие мы нервные!
Взял фужер с шампанским и выпил один.
Никто не слышал его.
Их с Грушей как будто даже и не было за столом — никто с ними не общался, никому не было до них дела.
Таисья Григорьевна внимательно посмотрела на Владимира Николаича.
Что вы на меня так смотрите-то?
К Владимиру Николаичу повернулись, кто сидел ближе и слышал, как он заговорил.
И они вышли из-за стола.
Надели в гардеробе плащи.
И вышли из ресторана.
Но спохватился, что резко.
Взял Грушу под руку.
И еще добавил: — В белых тапочках!
Витька ходил по избе и учил наизусть.
Вот и солнце встает, Из-за пашен блестит, За морями ночлег смешное сердце не верь слепой надежде песня покинуло, На поля, на луга, на макушки ракит Золотыми потоками хлынуло.
Едет пахарь с сохой, едет — песню поет, По плечу молодцу все тяжелое.
Не боли ты, душа!
Здравствуй, солнце да утро веселое!
» Витька передохнул и еще повторил: «Не боли ты, душа!
Здравствуй, солнце да утро веселое!
» Подошел к окну и засмотрелся на улицу.
По улице, поднимая пыль, шло стадо коров.
Хлопали ворота, впуская кормилиц.
А где ворота не открывались, там коровы сами пробовали рогами поддеть их.
Витька стал читать: «Звезды меркнут и гаснут.
В огне облака, Белый пар по лугам расстилается.
По зеркальной воде, по кудрям лозняка От зари алый свет разливается.
Птички солнышка ждут, птички пески поют, И стоит себе лес.
Тишь — безлюдье вокруг, Чуть приметна тропинка росистая.
Витька прочитал: — «Вечер.
Курицы залезли на длинные жердочки и заснули.
Петух спел последний разок и тоже задремал.
Ночью опять будет орать.
У нас в городе лучше».
Я сейчас в кино бегу.
Оля ушла, а Витька пристроился ближе к окну и стал читать письмо.
Читал, и письмо слегка подрагивало в его руках.
Пришел дядя Коля с работы.
Ну-ка, чего она там?
Дядя Коля стал читать.
Нахмурился, помычал, покусал губу.
Эдак она себе всю душу растравит и нам тут.
Дядя Коля посмотрел на Витьку.
Она — женщина, а ты жмите сюда мужик, должен быть крепче ее.
Садись и напиши ей: ты, мол, мамка, не блажи там, у меня, мол, все в порядке, и душу мне не береди такими письмами.
Я сам ей напишу.
Мы ее сюда в гости позовем.
Пусть возьмет с недельку за свой счет и приедет.
смешные кавказские песни кивнул головой — ладно.
И ушел в for высоцкий песня смешно не правда ли message />Витька посидел немного у окна.
И ушел он за деревню, на косогор.
Сел и стал смотреть в степь.
Вечер был серый, темное небо образовало над степью крышу.
Под этой крышей было пасмурно, тепло и просторно.
На западе сквозь тучи местами пробивалась заря.
Ее неяркий светло-розовый блеск делал общую картину еще печальней.
Стал накрапывать мелкий-мелкий теплый дождик.
Витька свернулся калачиком и лег.
Земля была тоже теплая.
Витьке сделалось совсем грустно.
Он думал о матери.
Он вспомнил, как мать разговаривает с предметами — с дорогой, с аватария песня мне не смешно, с печкой.
Когда они шли в прошлом году из леса с грибами, она просила: «Матушка дороженька, помоги нашим ноженькам — приведи нас скорей домой».
Или, если печка долго не разгорается, она выговаривает ей: «Ну, милая.
Витька любил мать, но они, к сожалению, не всегда понимали друг друга.
Витьке, правда, очень хотелось быть шофером.
А мать со слезами вот еще не нравилось Витьке, что она часто плакала умоляла его: «Учись ты, ради Христа, учись, сынок!
Ты видишь, такая теперь жизнь пошла — ученые-то вон как живут!
Я осталась неученая, так хоть ты-то выучись.
Нам с тобой надеяться не на кого».
Соседом ветеринаром она все глаза протыкала Витьке.
Когда он едет домой на своей машине, она всякий раз вздыхает и говорит: «Вот живет человек, Витька!
нажмите чтобы перейти это — живет».
Верно, что из-за этого Витька и выстегнул его свинье глаз.
Два дня караулил ее у забора с рогаткой.
А в чем помочь, он сам песня про смешного хомяка не знал.
Он хотел бы быть сейчас дома.
А как это сделать?
Разбудил его дядя Коля.
Когда Витька проснулся, дядя Коля стоял над ним и снимал с себя жмите сюда плащ.
Все сеялся смотрите подробнее мелкий дождик.
Плащ громко шуршал, а дождик тихонько шумел.
Тут только увидел Витька, что рядом стоит конь.
Витька устроился на теплой конской спине.
Дядя Коля сел впереди в седло.
Вот же судьба, черт ее!.
Стрел бы где-нибудь папу твово.
Себе жизнь нажмите сюда и другим.
Дурак,— еще раз крепко сказал дядя Коля.
Пьют же люди, но не так же, чтобы все за ее, гадину, отдавать.
Дядя Коля закурил и долго молчал.
Кое-где показались на небе звезды.
По селу лаяли собаки.
Разговаривали невидимые люди, слышался молодой беспечный смех.
Близко где-то били палкой по чему-то мягкому, по перине, наверно, и приговаривали: — Ты гляди, что делается — пыли-то!
Пить хоть не будет.
Черт его бей уж — хоть такой: все хоть поможет вам.
Все мужик в доме.
Витька представил почему-то, как дядя Володя танцует в их доме летку-енку.
За него — сзади — держалась мать и тоже подпрыгивала.
А за матерью подпрыгивали дед Наум, Юрка, разные молодые тети, подружки материны.
Когда приехали домой, у Витьки окончательно созрел план действий.
У ворот дядя Коля соскочил с коня, открыл одну воротину, впустил Витьку.
Седло в сенцы занеси — дождь, наверно, опять будет.
Я пошел на собрание.
Сам раздевайся и лезь сразу на печку.
Дядя Коля пошел от ворот и сразу пропал из виду, растворился в чернильной темноте.
Витька подождал, когда совсем затихнут его шаги, выехал из ворот, подстегнул коня.
Мерин разохотился в беге, нес ровно, быстро.
Витька сперва ждал, что он где-нибудь споткнется, потом успокоился.
Дорогу конь находил сам.
К рассвету Витька приехал домой.
Мать спала, когда Витька въехал во двор.
Она услышала стук ворот, вскочила.
Прильнула лицом к окну.
Витька соскочил с коня, набросил повод на штакетину, постучал в дверь.
Витенька, родной ты мой-то!
А дядя Коля где?
Да говори ты скорей, господи!.
Не случилось ли чего с вами дорогой-то?!
Огляделся — искал, видно, признаки присутствия в доме чужого человека.
Мать во все глаза посмотреть больше на сына.
И мать молчала, смотрела на Витьку.
Какой-то он был странный, повзрослевший, что песни смешные на />Я теперь послушный буду.
Мне только захотеть — я сумею.
Смотрел куда-то в сторону.
Мать вспыхнула горячим румянцем, посмеялась — совсем некстати.
Заговорила торопливо, фальшиво как-то — она что-то вдруг растерялась.
Когда он вышел, мать скоро натянула платьишко, покружилась по комнате, не зная, что сделать, потом села к столу и заплакала.
Плакала и сама не понимала отчего: от радости ли, что сын помаленьку становится мужчиной, от горя ли, что жизнь, кажется, так и пройдет.
Так и пройдет теперь.
Когда Витька вошел, она еще плакала.
Витька сел напротив матери.
Неловко, бережно тронул ее по волосам — погладил.
Я бы в субботу сама за тобой приехала.
Плохо мне без тебя.
Когда Витька засыпал уже в своей маленькой горенке, в своей родной кровати, он слышал неясно: приехал дядя Коля.
Чуток не рехнулся, ей-богу,— гудел дядя Коля.
А тут — вдвойне.
И мои — тоже — не хватились.
А потом вспомнил: а чего же конь-то не заржал?
А он у меня всегда: как прихожу откуда ночью, потихоньку всегда заржет.
Соскочил да в сарай — нет коня.
Потом, совсем уж сквозь сон, едва-едва слышал: — Да почему?
Ты можешь толком мне объяснить?
Сама толком не знаю: не лежит душа, и все.
Сама себя уговаривала, убеждала — не могу.
Лучше век одна буду жить, только.
Нет, нет и нет!
Чем уж он так насолил-то?
Ни одного грубого слова.
Только — нет, и все тут.
Насильно мил не будешь, не зря говорят.
Я думал, у вас выйдет что-нибудь.
Дальше Витька не слышал.
Проснувшись, Витька маленько поперебирал свое хозяйство: бильярдные шары, подковы, покрышку футбольного мяча, лампочку от автомобильной фары, автомобильное зеркальце.
Все было на месте.
В прихожей комнате, на столе, лежала записка: «Витя!
Я поехала на базар.
Поешь молоко и хлеб.
Все в шкафу, скоро приду».
Но есть не хотелось.
Он вышел из дому.
Старик и Юрка были дома.
Очень обрадовались, увидев Витьку.
Кто к нам пришел-то!
Но он радость свою никогда особо-то не показывал.
Я себе site смешная песня чебурашки matchless вот строгаю, вроде того, что досвиданькаюсь с https://salon-nebesa.ru/smeshnie-pesnya/smeshnie-dvorovie-pesni.html, с жизней-то, а Юрка в лоб ей метит — переделать норовит.
Витька посмотрел на Юрку: правда ли, мол, что гроб-то?
Юрка кивнул, что правда.
В своем гробике буду лежать.
Как жених в ём буду лежать!
У нас в деревне все старики так: кто мог, завсегда сам себе гроб делал.
Что я, не знаю, какой мне гроб сделают?
Тяп-ляп — и готово.
Там сук вылезет, там трещина.
На кой мне это надо?
С пенсии — адрес заболею.
А так — ни одно ребрушко еще не ноет.
Сделаю — пусть стоит, место-то не простоит.
Вот так, ребятушки, так, орелики мои.
Ничего тут удивительного нет: все помрем.
Я уж, слава богу, пожил.
Да и еще поживем!
Потом хворать полезу на печку.
А чего ты приехал, Вить?
Мама не велела больше.
Отложил рубанок, стряхнул с рубахи и со штанов стружки.
Заварим чай с парами.
Слыхали такой — чай с парами?
Это меня один сибиряк научил.
У их там холода страшенные, вот они и выдумали чай с парами.
Подмети пока, Юрка, а я за медом схожу.
Подмети, чтоб и мы в чистоте посиживали и чаек попивали.
Будем чаек попивать и беседовать.
Старик вышел, а Юрка взял веник и стал подметать.
Это ты один там оказался, поэтому тебе показалось скучно.
А так-то там не скучно.
Мне здесь больше нравится.
Не журись, ребяты,— не пропадем!
Если не работает, попробуйте выключить AdBlock В закладки Прочитано Любимое Пользовательская Пока бросил Убрать Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners.
Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.

404 Not Found

19 thoughts on “Смешное сердце не верь слепой надежде песня”

  1. PlzJustDie:

    Мне очень жаль, что ничем не могу Вам помочь. Надеюсь, Вам здесь помогут.

  2. FantasticPro:

    В этом все дело.

  3. Xzibit:

    Я думаю, что Вы не правы. Я уверен. Предлагаю это обсудить. Пишите мне в PM, поговорим.

  4. Shooter:

    Могу предложить зайти на сайт, где есть много информации на интересующую Вас тему.

  5. DrDre:

    Жаль, что сейчас не могу высказаться - очень занят. Но освобожусь - обязательно напишу что я думаю.

  6. Mistake:

    Я конечно, прошу прощения, но, по-моему, есть другой путь решения вопроса.

  7. Ronin:

    очень красиво, вот бы у нас так сделали

  8. Barmaley:

    Поздравляю, эта отличная мысль придется как раз кстати

  9. WarHawk:

    Ждём продолжения. Конечно, довольно утрированно, однако, личный опыт показывает нечто близкое к описуемому.

  10. Pro100Gamer:

    клас

  11. IceStorm:

    А что, если нам посмотреть на этот вопрос с другой точки зрения?

  12. Killing_Spree:

    а я думал, что первым прочитал… (вот так всегда) сказано неплохо - кратко и уютно для прочтения и восприятия.

  13. StrongEagle:

    Я думаю, что Вы допускаете ошибку. Пишите мне в PM, обсудим.

  14. Error:

    Я конечно, прошу прощения, но это совсем другое, а не то, что мне нужно.

  15. ImMoRTaL:

    Я считаю, что Вы не правы. Могу отстоять свою позицию. Пишите мне в PM, обсудим.

  16. Pro100Gamer:

    Как раз то, что нужно, буду участвовать. Вместе мы сможем прийти к правильному ответу. Я уверен.

  17. FireStorm:

    Я лучше статьи не видел.

  18. SuperMan:

    Сожалею, что не могу сейчас поучаствовать в обсуждении. Не владею нужной информацией. Но с удовольствием буду следить за этой темой.

  19. StrongEagle:

    Молодца! Так держать!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *